DORTON. Solemn Hour

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Solemn Hour » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » Колыбельная страсти


Колыбельная страсти

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Колыбельная страсти
Дайте мне покой,
разорвите узы
страсти неземной
преданной Вам музы

http://savepic.net/7392996.jpg

[align=center] Thomas Lester als Lucifer
Elizabeth Northman als Gaia

альтернативная реальность, преисподняя, вне времени

Говорят, люди способны на все ради любви. А что если наши герои не совсем люди и можно ли назвать их чувства любовью? Гейа боготворит своего господина, который вовсе не воспринимает свою служанку всерьёз. Сейчас все мысли падшего ангела занимает земная девушка, а к распираемой от ревности бывшей любовнице он относится не больше, чем к наскучившей игрушке.
По мотивам мюзикла "Мастер и Маргарита"

Отредактировано Thomas Lester (2015-10-14 22:49:33)

+2

2

Последние несколько дней весь подземный мир стоял на ушах, а приближенные Люцифера старательно избегали встречи со своим господином. А все по тому что, падший ангел постоянно находил изъяны в работе своей свиты по подготовке к полуночному балу, на котором должна была присутствовать особая гостья. Уже не первый месяц по подземному миру ходили слухи о новом увлечении господина, о смертной белокурой девушке, чью душу Люцифер выбрал себе жертву. И этой юной красавицей властелин буквально грезил наяву. С несвойственной ему аккуратностью падший ангел заводил общение с предметом своего обожания, обхаживал, втирался в доверие, завораживал и плел сети из лжи. Все это для того, чтобы заманить юную прекрасную душу сегодняшней ночью на бал к Сатане и погубить ее безвозвратно. Сделать своей.
Стрелки на часах стремительно приближались к назначенному сроку, и приятное волнение охватывало мужчину. Скоро... Совсем скоро он пожмет плоду своих трудов. Этот пик удовольствия продлится мгновение, а потом... Потом будет вечность на созерцание того, как душа этой милой девушки мучается подле своего нового хозяина. Мучается от страсти, страха и понимания своего падения. Вновь довольная ухмылка искривила губы властелина подземного мира, но тут же пропала с лица, изменив его выражение на спокойное, несколько флегматичное.
Все было почти готово. Люцифер лично в окружении самых доверенных лиц прошел по парадным залам, которые были богато украшены в соотвествии со вкусом хозяина бала. И в целом он остался доволен, не смотря на пару недочетов, за которые виновные тут же понесли наказание. Сегодня все должно быть идеально. Уже давно падший ангел не испытывал такого желания к кому-то. Уже давно не выверяла все с такой тщательностью - сегодня совершенно особая ночь.
"Виктория. Виктория. Виктория"- Люцифер опустился в кресло в своих покоях и постучал пальцами по подлокотникам. "Виктория означает победа. И эта победа будет моей",- дьявол довольно улыбнулся и удобнее раскинулся в кресле. Он думал о том, как сожмет хрупкое девичье тело в своих руках, как испугается его жертва, как сама будет сгорать от желания и не сможет уйти, просто не захочет. Падший ангел любил окружать себя красивыми дорогими вещами и сегодня собирался пополнить свою коллекцию - новый экспонат сам придет к нему в руки.
Люцифер вытянул руку и тут же в его ладони оказался бокал с вином. Гейа... Служанка, любовница, обворожительная девушка, которую господин не удостоил и взглядом. Падший ангел даже не подумал о том, кто именно подал ему этот напиток, который он тут же поднес к губам. Скорее хозяин подземного мира пришел бы в бешенство, если бы его прихоть не поняли без слов. Да, он всегда был строг со своей свитой, а как иначе было бы возможно держать этих чертей в повиновении и страхе? Впрочем... Гейа... Иногда у нее получалось успокоить своего господина и спасти кого-то от новых мук. Однако сегодня единственной, к кому прислушался бы, Люцифер была Виктория.

Отредактировано Thomas Lester (2015-10-13 21:52:10)

+1

3

- Мессир…- с придыханием прошептала рыжеволосая бестия, зазывно протягивая руки к своему божеству, однако на нее не обратили ровно никакого внимания. Прекрасное и вечно молодое лицо дьявольской служанки, которое однако было обезображено огромным неровным шрамом на правой щеке, исказила судорога боли. Уже который день к ряду на нее обращали внимания чуть больше, чем на кресло…
Хотя, по мнению Гейи,  даже креслу сейчас повезло гораздо больше, чем ей! Ведь к его золотым ручкам, обитым бархатом, прикасались холеные руки того, кому она поклонялась и готова была служить до последнего своего вздоха.
Как же хотелось верить в то, что все это пренебрежение, это оттого лишь, что грядет праздничная полночь, и все мысли Люцифера заняты праздничным балом. Ах, как хотелось бы ей верить в это!
Скоро грянет бал… Совсем скоро раздадутся звуки дьявольского танго и сотни алхимиков, отравителей и отравительниц, душегубов и убийц, распутниц и ведьм закружатся в этом танце страсти и распутства.
«Возможно, даже и мне будет позволено пройти  хоть один тур с Мессиром…  Я знаю, что не достойна, но ведь в праздничную ночь возможны любые чудеса… На то она и праздничная ночь!».
Когда Гейя думала об этом, то чувствовала приятное волнение, хотя на своем веку она повидала уже не одну сотню балов. Однако все женщины по сути своей одинаковы, пусть даже ей и не одна тысяча лет, и она много чего успела повидать на этом свете.
Одно только «но» омрачало праздничный настрой рыжеволосой ведьмы. И это «но» было очаровательно-белокуро, юно, никогда не знавало еще мужской ласки и носило воистину королевское имя Виктория… Виктория вот причина такого пренебрежительного отношения к ней. Рыжеволосая игрушка просто-напросто надоела своему владельцу, и он возжелал поиграться с новой куклой…
О, если б она могла только понять, отчего эта дрянная девчонка так завладела мыслями ее черного ангела. Ее! И только ее! Никто и никогда не полюбил бы Люцифера так сильно и преданно, как она. По крайнее мере именно так рассуждала сама служанка, чувствуя, как дрожат ее руки, когда она подавала своему господину бокал с вином.
Но да ничего, и эта белокурая ла голубоглазая  дрянь рано или поздно надоест ее божеству, с ней поиграются и забудут. Растерзанную душу кудрявой глупышки выбросят как надоевшую игрушку, а она, Гейя, всегда будет подле…
Она всегда будет верна его воле. От этих мыслей чувственные губы ведьмы искривила недобрая улыбка, словно она уже предвкушала горькие вечные страдания, той кто сумела покорит сердце Властелина Преисподней.
- Мессир… Бал уже совсем скоро... Праздничная полночь, мессир - едва слышно вновь прошелестела Гейя, голос которой подрагивал не то от волнения, не то от вожделения при виде предмета ее поклонения, и опустившись на пол она села в ногах своего повелителя, словно была комнатной собачонкой, пытаясь перехватить хоть один его взгляд…
Правая рука ведьмы, на запястье которой были намотаны черные агатовые четки, ее проклятие и ее сила, ее вечная жизнь дарованная Люцифером, скользнула вверх по ноге падшего ангела от лодыжки до колена …

+1

4

Еще один глоток вина, и приятный терпкий вкус алого напитка заставил Люцифера чуть облизнуть губы, собирая оставшиеся капли. Хозяин приесподний был полностью поглощен своими мыслями. Он смотрел прямо перед собой, но не видел ничего даже рыжеволосую красавицу, которая преданно села в ногах своего господина. Он чувствовал вкус напитка, но не чувствовал нежных прикосновений служанки, которая не смогла себя сдержать и без спроса дотронулась до своего хозяина. Возможно, в любой другой день, эта вольность могла дорого обойтись любимой игрушке падшего ангела, но сегодня Люцифер мыслями уже проигрывал сценарий бала, уже слышал торжественную музыку, видел улыбки и поклоны гостей. И видел ее... Совсем еще невинную среди всей этой похоти и грязи. Она словно божественное существо будет стоять под руку со своим "любимым" и делать для него все... Только по тому, что Он так хочет. Как это будоражило кровь! Дьяволу уже не терпелось отобрать у своего "отца" еще одно дитя. Опустить ее с собой на дно и не дать ей и шанса на спасение. Она сама захочет упасть так низко. Сама пойдет за ним. Как это возбуждало, и уже не терпелось впиться когтями в ее светлую душу и присвоить себе.
Люцифер поставил полупустой бокал с вином на маленький стоил на одной ножке, который стоял по левую руку от кресла, и взгляд его случайно коснулся Гэйю, сидящую в его ногах. Не добрая усмешка тронула губы падшего ангела. Конечно, он, тот, кто так хорошо разбирается в людских чувствах и статьях, знал и о тех чувствах, что питала эта хорошенькая девушка к своему господину. Люцифера всегда это забавляло, как долго она сможет еще терпеть? Такая трогательная беззаветная любовь, страсть, вожделение. Дьявол протянул руку и дотронулся до четок на запястье своей любовницы - знак того, что она принадлежит ему, вечная жизнь, которую так любезно Люцифер подарил девушке, а так же особый повод для гордости Гэйи - мало кто может похвастаться такими подарками от господина. Мужчина перебирал пальцами агатовые камушки, его взгляд проходил будто сквозь девушку, он все еще думал о торжестве: все ли готово или лучше в последний раз проверить все самому? Эта ночь посвящения новой "королевы" должна быть особенной.
Люцифер настойчиво потянул за цепочку, заставляя свою любовницу подняться с пола и приблизится почти вплотную к своему господину. Падший ангел с усмешкой на губах смотрит на девушку, трепещущую в его руках, проводит пальцами по ее щеке, заставляет приблизится ее еще. Их губы почти соприкоснулись в поцелуе, однако падший ангел лишь больше усмехается в лицо своей любовницы и одной рукой оттолкнул ее от себя. Эмоции... Люцифер так из любил. Страсть, страх, страдание. Вкусные, почти человеческие эмоции. Он с помощью четок, которые все еще держит в своих руках, заставляет девушку зайти себе за спину и надеяться, что Гэйа без слов поймет своего хозяина. Иначе это могло бы подпортить праздничнее настроение падшего ангела. К слову, фраза тихо произнесенная служанкой была и вовсе не замечала господином. Он не хотел сейчас с ней говорит, пусть просто будет и делает то, что от нее хотят. А единственное, что хотелось бы слышать это мольбы Виктории. Мольбы обращенные к нему, господину приесподний, сделать ее своей, и с каким бы удовольствием Люцифер оттягивал этот миг, мучая девушку... Все это воплотится в реальность через несколько часов, а пока остается лишь ждать и убивать время с уже порядком надоевшей любовницей, чью реакцию Люцифер мог присчитать до последнего вздоха.

+1

5

Гэйя прекрасно понимала, что если  повелитель Преисподней не в настроении, то эта ее дерзость может закончиться весьма печально для нее самой, но сдержаться она не смогла… Слишком долго на нее не обращали никакого внимания.
О, как бы она хотела, что бы о ней, а не об этой проклятой белокурой и голубоглазой девчонке грезил сейчас Люцифер. Что бы он ею мечтал овладеть, что бы ее назвал королевой бала и именно с ней, с рыжеволосой Гэйей, которая любила падшего ангела более всего во всей Вселенной,  танцевал дьявольское танго всю ночь только с ней, до тех самых пор, покуда не прокричит третий петух.
Она этого заслуживает, как ни кто другой! Заслуживает за то, что преданно и молчаливо, на протяжении долгих веков любит и боготворит Люцивера, ничего не требуя в замен… Разве только немного ласки, самую капельку. Ведьма вновь провела рукой по ноге своего владыки, может быть чуть более требовательно, нежели обычно. В конце концов, статус любовницы позволял ей подобное… А если теперь ей это запрещено, то к чему вся эта вечная жизнь, состоящая из одной только душевной боли и терзаний, из осознания того, что она вовсе не нужна своему господину.
Но казалось еще чуть-чуть, и все мечтания станут явью, ведь на нее в итоге обратили внимание. Так властно и требовательно потянул ее на себя, что служанка Дьявола, только глаза прикрыла, всем своим видом давая понять, что согласна выполнить любое желание своего Властелина. Абсолютно любое, только бы на нее обратили внимание, и перестали терзать кровоточащее сердце равнодушием.
От прикосновения прохладных пальцев по ее щеке, Гэйя  вздрогнула, чувствуя, как по всему ее телу пробежали мурашки. Она была уверенна, сейчас ее поцелуют… Тем самым поцелуем, который был для как воздух, пища и вода, и одновременно тяжелейший наркотик, дурманивший разум и терзающий ее давно проклятую погибшую душу… И тем не менее она жаждала этого поцелуя более всего на свете.
Но вместо этого Гэйя почувствовала сильный толчок, и не удержавшись неловко осела на пол, пребольно опустившись на левую руку. Хищное личико рыжеволосой ведьмы исказила гримаса боли, но взгляд выражал все то же беспрекословное подчинение  и обожание. Безмолвно и покорно она встала и ведомая своим хозяином встала ему за спину.
- Мессир… Вы мой Великий Бог, мессир…- вновь благоговейно прошептала ведьма, которой казалось просто произносить это слово, доставляло ни с чем несравнимое удовольствие, и положив руки на плечи своего владыки принялась разминать их, чувствуя, что сердце ее колотится с небывалой силой – Праздничная полночь, наступит совсем скоро… И… возможно…
Ведьма, продолжая поглаживать плечи,   склонилась над ухом своего повелителя, который продолжал перебирать ее четки с отсутствующим взглядом, словно играя на струнах души своей служанки, своими тонкими и длинными пальцами, и томно выдохнула ему на ухо:
- Уже после… после того, как она станет Вашей и ритуал посвящения будет свершен… Вы позволите мне потанцевать с Вами?
Пускай это и была вольность, но все же год назад ей позволили это, так почему же сейчас должны отказать?

+1

6

Мужчина довольно улыбнулся и расслабился под ласковыми прикосновениями женских рук. Он, раскинувшись, сидел в кресле, перебирал четки, которыми к нему была привязана Гэйя, и думал. Мысли медленно и лениво текли в его голове, порождая перед глазами все новые и новые картины из будущего бала... Как ее лучше встретить? О, Люцифер постоянно находил новые варианты и каждый ему нравился все больше. Или же... Какое платье предложить? Красное, как цвет крови, в которой Виктории предстоит принять его крещение? Черное, элегантное, так хорошо гармонирующее с окружением. А может быть белое? Да, определенно, этой чистой девушке пойдет белый цвет, ее ясному взору и наивной улыбке. Бело платье, на котором Люцефер сам поставит пятна грязи, от которых не отмыться, как на душе ее не винной жертвы.
"Хотя не такая уж она и невинная",- хищно усмехнулся хозяин приесподний, вспоминая, как смущалась и краснела его Виктория от "случайных" касаний, но в такие моменты взгляд девушки говорил намного больше, чем стыдливый румянец на щеках. Ей нравилось.
Именно эти воспоминания господина прервала служанка своими словами. Люцефер кинул сердитый взгляд на Гэйю и чуть подался вперед, чтобы та убрала руки с его плеч.
- Ты слишком многое себе сегодня позволяешь,- тихим спокойным голосом, в котором слышалась холодная решимость, проговорил мужчина.- Если так продолжится, ты не пойдешь на торжество. - Дьявол резко и сильно дернул свою любовницу за четки, заставляя наклониться к себе через кресло, и, чуть обернувшись на нее, прошептал девушке на ухо. - Но возможно... Этой ночью я буду снисходителен к тебе, хоть ты этого и не заслужила,- и на этот раз Люцифер дарит свой любовнице страстный поцелуй, но совсем короткий. - Не забывайся,- мужчина проводит рукой по волосам девушки, ее лицу, касаясь шрама, который по мнению хозяина приесподний вовсе не портит его хорошенькую служанку.
Когда Люцифер встал с кресла, четки выпали из рук господина, и поднимать их он не счел нужным. Мужчина прошел по комнате до большого платяного шкафа, расстегивая пуговицы на свой рубашке, которую он скинул с плеч прямо на пол, зная, что девушка уберет ее и без его напоминай. Сегодня Люциферу не хотелось в своем костюме уходить от простой классики, поэтому он выбрал черную рубашку из плотной слегка блестящей ткани с черным баном, вместо галстука. Закончив переодеваться, он жестом подозвал к себе Гэйю, позволяя ей такую честь, как завязать ему бант.
- Ты совсем на нее не похожа,- задумчиво, но с нескрываемой насмешкой произнес Люцифер, внимательно наблюдая за любовницей. - Даже тогда... В самом начале. Ты еще до встречи со мной была испорчена. Не я причина твоего падения. Тебя не надо было ничему учить - ты сама все знала или понимала с одного взгляда,- дьявол довольно улыбнулся, что скрывать, именно эта покорность и нравилась ему в Гэйи. -  Она же... Этот светящийся доброй и искренностью взгляд... Так и хочется сломать ее кукольным мир, и заставит страдать. Так хочется слышать мольбу из ее уст. И сегодня она будет кричать. Я хочу видеть страх в ее глазах и ужас осознания греха... Что ты так долго возишься?- резко тон мужчины изменился с мечтательного, предвкушающего и смакующего момент, на требовательный и недовольный.

+1

7

Руки рыжеволосой ведьмы плетьми повисли вдоль ее нагого и вечно молодого тела… Сейчас Гейе казалось, что все рушится, что она сама распадается на маленькие кусочки, что ее сердце, которое умерло многие века назад, снова испытывает боль, вполне себе человеческую и отвратительно саднящую… Гадкое чувство! Как же хорошо быть пустой, словно кувшин, когда не испытываешь никаких эмоций, никакой боли и терзаний.
Гейе казалось, что ее душа, которая была проклята и обречена вечно гореть в аду только сейчас начала испытывать страдания, которых и злейшему врагу не пожелаешь – тот кого она боготворила, кому готова была служить до последнего своего вздоха более не желает ее. Даже простые прикосновения ему и то не приятны! Он отстраняется… За что? Почему она должна так страдать?!
Гейя чувствовала, как к горлу подкатывает гоячий комок отчаяния, а глаза начинает предательски щипать предательские соленые слезы. Может быть вот она кара, за все земные прегрешения, которые она совершила?
О, да, она прекрасно знала, понимала, что позволяет себе слишком многое… Что она может поплатиться за эти дерзкие речи даже своей бессмертной жизнью, но сдержаться не могла. Слишком велико было чувство, сжигающее и испепеляющее все нутро Гейи. Она любила, любила Люцифера преданно и, увы, безответно…
Однако один единственный поцелуй, пусть и такой короткий, что казалось и не было его вовсе, вновь воспламенил надежду в давно погибшей душе служанки. Словно путнику в пустыне, умирающему от жажды, дали небольшой глоток воды.
Вздрогнув всем телом, рыжеволосая ведьма с покорностью преданной собачонки посмотрела на Люцифера. Ради одного такого поцелуя, ради единственного прикосновения Повелителя она готова была на все.
Даже этой малости хватило, что бы дьявольская служанка вновь почувствовала себя самой счастливой, со времен мироздания!
И поспешно, бесшумной и молчаливой тенью последовала за своим повелителем подбирая его разбросанную одежду и стараясь предугадать любое его желание…
Только вот слова повелителя Преисподней… Они были такими жестокими и беспощадными, явственно давая понять, что эта белокурая и глупая кукла гораздо более нравится падшему ангелу, чем она, та которая живет только ради него!
- Я всегда хотела только одного… угодить Вам мессир… Принадлежать только Вам - с дрожью в голосе, не то от страха перед гневом повелителя, не то от терзавшей ее страсти, пробормотала служанка, подрагивающими руками завязала своему черному ангелу бант,  и преклонила колени перед властелином Преисподней – Только бы быть с Вами, моя святыня… Только бы вечно греться в пламени Ваших глаз и быть Вашей преданной музой! И никто никогда не будет…
Ведьма не договорила, но все было и так понятно. Никакая Виктория не будет так преданно служить Люциферу, так любить и восхищаться им. Сама Гейя ни разу не пожалела о том, что отдала свою бессмертную душу падшему ангелу, но будет ли такой же верной и преданной эта белобрысая кукла, с рыбьими глазами? В этом ведьма сомневалась...
Вместо слов, Гейя ледяной рукой, на которой были намотаны агатовые четки, потянулась к холеной руке своего идола, но так и замерла на полпути, не смея прикоснуться к мужчине, робко надеясь, что он, как и обычно возьмет в руки ее четки, и примется неторопливо, словно играясь перебирать черные камушки…

+1

8

Люцифер с мнимым безразличием наблюдал за эмоциями боли, страха и страсти, что поочередно отражались на лице его служанки, и довольно усмехался про себя, понимая, что именно он причина всех переживаний этой хорошенькой ведьмочки. О, хозяин Преисподней был уверен, что не реши он однажды присвоить Гейю себе, она бы свела с ума ни одного мужчину, утаскивая их за собой в пучины греха и приводя их к нему - в ад. Но, увы, падший ангел обратил на нее внимание и это стало фатальным событием для девушки. Чем она привлекла его внимание? Признаться, это Люцифер помнил плохо, то ли прекрасными рыжими волосами, то ли шрамом на лице, который выделял Гейю среди прочих дам с миловидным личиком, то ли эта ее вечная покорность... Она всегда была такой, сколько помнил ее падший ангел. Она всегда готова молчаливо терпеть все, что угодно ее хозяину, она готова следовать за ним и, так же как сейчас, всякий раз опускаться на колени, чтобы вымолить у своего повелителя хоть каплю внимания и ласки. Но даже от такой покорности и преданности можно устать. Все рано или поздно надоедает или приходит в негодность. Вот и Люцифер нашел себе новую игрушку - живую, яркую, эмоциональную, которую будет не так просто сломать... Во всяком случае на это надеялся падший ангел.
Мужчина не повел и взглядом, когда девушка опустилась перед ним на колени, когда робко застыла, не смея к нему прикоснуться. Но это не значит, что Люцифер не видел, действий своей служанки, он просто не реагировал - как далеко она способна зайти? Особенно сейчас, когда у нее появилась соперница. Глупышка Гэйя, она не понимает, что Виктория просто другая, просто еще один экземпляр в коллекции, как и сама ведьма. Разве среди бабочек в альбоме коллекционера есть соперничество. Нет. Каждая прекрасна по своему.
Какое-то время Люцифер стоял в тишине, только перебирая в руках агатовые камушки с четок своей Гэйи, понимая, что ей приятно и такое внимание. Но взгляд мужчины был направлен прямо перед собой. Он был задумчив, что можно было предположить, что мысли повелителя тьмы опять поглощены предстоящим балом, хотя на самом деле падший ангел просто отдыхал, не желая сейчас вновь задумываться над торжеством, всё же есть слуги, которые сами должны довести все до идеала, пока хозяин отдыхает. Иначе зачем они ему?
Мужчина тихонько потянул за четки, заставляя Гейю подняться и приблизится к нему. Одна рука Люцифера легла на талию девушки, крепко сжимая ее, вторя же, не выпуская четки, требовательно провела по ее лицу, заставляя смотреть служанку в глаза своему хозяину.
- Ты итак принадлежишь мне. Только мне,- прошептал падший ангел на ухо Гейи, опуская свою руки ниже ее талии. - Или же мне стоит сомневаться в твоей верности, а, Гэйя? Не уже ли ты осмелилась развлекаться с другим мужчиной, пока служишь мне... - его шепот напоминал шипение змеи. Люцифер сжимал служанку в своих объятиях, бесцеремонно изучая ее тело, и наблюдал за тем, как отреагирует девушка на провокации своего повелителя, ведь на самом деле мужчина ни разу не сомневался в ее преданности.
- Это было бы очень опрометчиво с твоей стороны...

0


Вы здесь » DORTON. Solemn Hour » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » Колыбельная страсти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC