DORTON. Solemn Hour

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DORTON. Solemn Hour » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » Beyond the point of no return


Beyond the point of no return

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Beyond the point of no return

http://savepic.su/6554036.png

Анна и Нат

21 травня, 839 год
Рич Хилл, Лейфорд

В честь девятнадцатых именин Анны в Рич Хилле устроили пышный праздник. Однако в этот день веселье и танцы, так любимые молодой графиней, увлекали ее намного меньше, чем игра, которую затеял Нат.

+1

2

В день именин Анны прежний уклад жизни словно перевернулся верх дном. Натаниэль заметил это только лишь ему стоило обрести сознание и провести рукой по успевшей охладеть в отсутствии жены соседней половины кровати. Когда граф покидал спальню, Анна по обычаю еще спала, но сегодня ее выдернули из кровати намного раньше положенного срока. Боги, ее прислуга крутилась возле нее полдня и только, когда наступило время им обоим появиться перед гостями, графу удалось миновать всех тех, кто прежде считал Анну не готовой к встречи с ним.
    Одна из служанок как раз занималась ожерельем на шее жены, и граф только лишь с ухмылкой взглянув на Анну, сразу же обратился к ее помощнице, - Нет, убери его, - в руках у него была работа куда более изысканная и дорогая, - Думаю, это подойдет лучше.
    Когда подаренное им ожерелье уже лежало на шее Анны, а служанка отстранилась от нее, Нат взял супругу за руку и поцеловал тыльную сторону ее ладони, - Миледи, поздравляю вас с днем ваших именин, - подобный официальный тон редко звучал из его уст, тем более в отношении Анны, но почему-то сейчас ему хотелось высказать свои поздравления именно в такой манере. - Ты выглядишь бесподобно, - помимо них, в комнате по-прежнему находилось много народу, но Натаниэль уже не замечал никого вокруг. Не заметил он и того, как они просили их поторопиться, сообщив о том, что гости уже ждут. Когда слуги вышли, графиня уже была готова направится в галерею, но только вот подобное пока что не входило в планы Натаниэля.
    - Твои гости могут подождать еще немного, - нет, это не было вопросом, и Анна очень скоро это поняла. Нат резко взялся за ее руку и крутанул девушку от себя к стене. Она лишь только успела подставить свои руки, и хоть этот удар был не сильным, он все равно был не самым приятным в ее жизни. Мужчина же вскоре показался позади нее, яростно задрав ее юбки к талии, оголив ее стройные ноги.  - Держи их, - голосом, полным желания, произнес граф, вручив ей несколько слоев благородной ткани и освободив собственные руки. Наконец-то он мог в полной мере насладиться задуманным, но действовать надо было аккуратно, дабы не испортить все те старания, на которые служанки Анны убили практически пол дня. Хорошо, что с нижним бельем все было проще, и, выполнив соответствующие манипуляции, Натаниэль сильнее прижал девушку к стене и вскоре заполнил ее лоно. В своих движениях он никуда не торопился, ведь единственным его желанием сейчас было заставить Анну желать его. Граф ласкал ее своей рукой между ее ног, а другой ему даже удавалось сжимать ее грудь через платье, основной задачей которого было лишь защищать прелести Анны от чужих глаз. Стоны наполнили комнату очень быстро, и мужчина наслаждался ими - лучшей музыкой для собственных ушей. Сейчас он делал, что хотел, но и Анна нисколько не сопротивлялась ему в этом. Вот только неожиданностью стало для нее то, что как только она стала приближаться к финалу, граф тут же отпрянул губами от ее шеи, покинул ее тело, а вскоре и вовсе прекратил всякий контакт. Он заставил ее хотеть, а потому другие мысли в голове супруги сегодня будут появляться реже, ведь она едва ли ограничиться этим небольшим анонсом в его представлении.
     - Кажется, нам уже пора, - не без досады в голосе произнес Нат, но актер из него был не очень хороший - ухмылку с лица ему так и не удалось убрать, - Можем продолжить, как только избавимся от всех этих прихлебателей.
     - Ты прекрасна, - вскоре заключил Нат, когда Анна вернула юбки на положенное им место. Нет, конечно, он больше имел в виду вид, что открывался для него минуту ранее, но и в этом платье Анна смотрелась просто замечательно. В нем она затмит любую даму, что была приглашена сегодня на именины, но будут ли юную графиню беспокоить подобные вещи в такой день?
     Наконец они спустились в галерею, что уже ломилась от гостей, украшений и цветов - все это было в честь леди Фаулер.

+1

3

Несколько слоев тяжелой ткани, вышитой разноцветными нитями, сжимали ее фигуру, утягивая линию талии еще сильнее. После рождения двух детей она не была настолько тонка, как прежде, и, пожалуй, уже никогда не будет, но стан графини Лейфорда все равно оставался строен. Теперь, однако, ее фигура больше не была подобна фигуре юной девицы, только-только вошедшей в период брачного возраста. Природа наконец дала Анне более округлые формы, сделав больше ее грудь и шире бедра. Фигура графини стала по-настоящему женственной, и эти изменения пришлись крайне по душе ее мужу. Многие дамы, бывало, жаловались, что после рождения наследников мужья вовсе потеряли к ним интерес, и подобный страх так же был заложен в Фаулер. Однако, стоило пройти положенному времени с рождения их второго сына, как Натаниэль показывал прыть, достойную самых первых месяцев их брака. Чувствовать себя желанной ничуть не меньше, чем прежде, было самой лучшей наградой для Анны, и она наслаждалась этим, позволяя фантазии графа Ричмонда с каждым разом заходить все дальше. Строгие правила воспитания, в которых она росла, неторопливо, но отступали, ведь не может быть речи о грехе разврата, если творить его вместе со своим мужем.
- Оно прекрасно, Натаниэль, - улыбается Анна, когда тяжелое украшение с бесчисленным количеством драгоценных камней украшает ее тонкую шею. Этот подарок она будет носить с гордостью, демонстрируя всем, насколько крепка их любовь, которая еще недавно казалась столь хрупким артефактом - пара неосторожностей и можно разбить. Анна обещала себе, что больше никогда не повторит подобного, слишком уж хорошо помнила, как в тоске металось ее сердце, разрываясь от сомнений, действительно ли ее любит муж.
Праздники в графстве устраивались не часто и каждый раз это накладывало особые обязательства ее статуса. Этот день должен был принадлежать ей, восхваляя графиню Лейфорда - грандиозное празднование пожелал устроить Ричмонд, а Анна не нашла в себе сил спорить с ним. Признаться, лучшим подарком для нее было бы украсть собственно мужа на один единственный день в свое владение, выкрав его от дел и иных забот, которыми был полон его распорядок. Ей хотелось бы взять по паре лошадей и уехать подальше из замка, где они смогли бы побыть вдвоем, насладившись обществом друг друга без лишних глаз и одеяний.
Может быть, получится в следующем году.
Но, когда Анна уже готова выйти к гостям под руку со своим дорогим мужем, тот преподносит ей еще один подарок. Стоя с задранными юбками, Фаулер ощущает себя провинившейся девчонкой, которая с безумно скачущим сердцем ожидает порки. Приятное томление волнения овладевает ей, пока Анна дожидается итога столь неожиданного визита Натаниэля, и, дождавшись, светловолосая довольно громко вскрикивает, когда он заполняет ее собой.
Неожиданное проникновение в ее тело заставляет Анну вздрогнуть, ей хочется попросить его о паре поцелуев или несколько мгновений ласк, чтобы она смогла привыкнуть. А впрочем, ласки не заставляют себя долго ждать, сжимая через платье ее грудь и, что важнее, лаская ее внизу. Анна издает стон на каждое его движение, испытывая странную смесь смущения, делающего все происходящее столь непривычным. Ей кажется, будто они совокупляются, подобно диким животным, но мысль эта быстро перестает быть тревожной в сознании Анны. Дикость, с которой овладел ею Натаниэль, не спрашивая ни разрешения, ни ее желания, ни даже удостоверившись в том, что она готова его принять - все это начинает казаться Анне весьма возбуждающим и вот, когда она, наконец, готова начать наслаждаться происходящим так же, как он, ее бесчестный муж заканчивает приятную пытку.
Леди Фаулер настолько возмущена его поступком, что даже не находится, что ответить, а поняв, что эта очередная игра, которую он затеял, с охотой решает принять правила. Вернее, в ответ ему Анна послушно кивает, но, пока они рука об руку спускаются в банкетный зал, решает про себя, что так просто это не сойдет ему с рук.
Праздник получился самым масштабным, какой был в графстве за последний год. Гости поднимают кубки один за другим, нахваливают приготовленные блюда и восхваляют хозяйку графства, на что Анна красноречиво благодарит каждого. Сама она лишь едва притронулась к еде, чувствуя голод, но совсем иного толка. Череда заготовленных подарков тянется, как ей кажется, долго и состоит из довольно однообразных подношений, пока один из важных господ не велит внести две клетки, в каждой из которых сидит по павлину. Красивые птицы, - говорит он, - а на вкус еще более приятны, чем на вид.
- Благодарю вас, - отвечает ему Анна, - Думаю, пока в графстве достаточно дичи, а такие красивые птицы должны украшать не стол, а внутренний сад. Что скажешь, любимый? - графиня поворачивается к сидящему рядом Натаниэлю и, как послушная жена, дожидается его позволения оставить прекрасных птиц в живых. Улыбаясь, она берет его за руку и подносит к своим губам для легкого поцелуя - ну точно льстица, которая просит удовлетворить свой каприз ради красивых глаз, которыми одарила ее природа. Впрочем, не только ее глаза пленяли графа Ричмонда и, опустив его руку на место, Анна незаметно скользнула ладонью чуть ниже и коснулась внутренней стороны его бедра. Высокий стол и длинная скатерть удобно скрывали то, как медленно ее ладонь продвигается по его ноге выше, пока не достигает его мужского достоинства. - У нас найдется место и смотрящий, чтобы такие красивые птицы стали украшением сада? - взгляд ее добродетельных глаз выражает заботу о птицах, не иначе, пока рука графини продолжает искусные поглаживания, да так успешно, что член графа вновь наливается силой, несмотря на узость его штанов.

Отредактировано Anna Fowler (2015-11-29 18:42:35)

+1

4

Общество привыкло считать, что и миром, и своими женщинами управляют мужчины. Но если прекрасные леди достаточно умны, то и они находят свой путь к власти. Жены могут властвовать над мужьями гораздо больше, чем думают, но не каждая может решиться на такое. Анна находилась сейчас на пути осознания того, как сильно она может влиять на решения графа Ричмонда, и он сам в какой-то степени провоцировал ее становление влиятельной дамой, выясняя пределы ее терпения. Он хотел, чтобы она говорила ему то, что думает, делала, что желает, а не то, что ей с детства вдолбил в голову чертов этикет. Но, кажется, он совсем не подумал о том, что если изначально задать друг другу равные правила игры, то и она может начать испытывать твое собственное терпение.
     Птицы сейчас меньше всего интересовали графа, но, откинувшись на спинку своего сиденья, Ричмонд все равно разглядывал их, изображая собственные раздумья, пока рука Анны совершала нечто невообразимое в представлении Ната о своей супруге. Он специально оттягивал момент своего ответа, дабы разузнать, чем все это закончится, но Анна и не думала останавливаться, зато вот  ему в собственных штанах становилось все более тесно.
    - Конечно, дорогая, - наконец заключает граф с улыбкой, перехватывая ее руку и поднимая ее к своим губам, целует тыльную сторону ее ладони, как сделала она пару минут назад, - Передайте птиц распорядителю, - затем добавил Натаниэль. Птиц унесли, и хотя граф понимал, что, украшая задний двор, от птиц будет больше толку, нежели чем продовольственного, его все равно не покидало ощущение, что Анна совсем не оставила ему другого выбора. Что ж, это можно было засчитать как очко в ее пользу.
    Череда подарков тянулась еще некоторое время, и под конец граф даже начинал думать, что некоторые из гостей переплюнули его в роскоши сделанного презента. Однако для него, в отличие от всех остальных, все эти драгоценные, меховые и благородносотканные побрякушки, что так нравились женщинам, были обязанностью перед супругой, которую он выполнял не только в ее именины. И всего этого у Анны было так много, что она запросто переплюнула бы королеву, только вот Ричмонд хотел преподнести ей что-то особенное в этот особенный день.
    Вскоре начались танцы, и граф пригласил супругу потанцевать: такое прекрасное место, чтобы вполне оправданно насладиться красотой и грацией ее тела. Ричмонд не упускал возможности как бы случайно положить руку на ее грудь или же переместить ее с талии на ягодицы - в общем делал все, что могло завести их обоих. Но вскоре ему пришлось уступить свою партнершу, в первую очередь, ее отцу, и граф с удовольствием сделал это, потому что у него были еще кое-какие дела.
    Казалось, Нат и вовсе покинул праздник, потому как в галерее его давно не было видно. Быть может, Анна пошла искать его, а может просто хотела куда-то отлучиться, Ричмонд подкараулил ее у лестницы, где по велению графа наступила кромешная тьма. Его глаза уже успели привыкнуть к темноте, а вот графиня вряд ли могла видеть его, но непременно могла чувствовать. Она едва не налетела на него, и хотела уже кричать, только вот Ричмонд быстро зажал ей рот своей рукой, - Тише,- сказал он, и Анна, узнав его, успокоилась. Но о планах его она ничего не знала, поэтому неожиданностью для нее стало то, что граф вскоре взял ее на руки и быстрым шагом направился вниз по лестнице, -  Сегодня ты только моя.
    На улице их уже ожидал жеребец - всего один - он ведь практически похитил ее и нет никакой гарантии, что Анна добровольно поедет с ним. Граф не без труда усадил ее на лошадь, потому как ее многочисленные юбки все время мешались, а затем и забрался сам, пришпорив коня и заставив его перейти на рысь.
    - Сегодня ты целый день провоцировала меня, Анна, - сказал граф, когда они уже выехали за ворота замка и направились в противоположную от дороги к Ричтауну сторону, - Поэтому я решил, что роль моей пленницы для тебя весьма подойдет, - он поцеловал ее в шею, а затем несколькими движениями руки ослабил ее корсет, позволив супруге дышать полной грудью, - Но в этой роли ты будешь свободнее, чем когда-либо. Наверное, Ричмонд не ошибся, решив забрать Анну ото всех прихлебателей, что сейчас праздновали ее именины в Рич Хилле и отправиться с ней в уединенное место, что будет принадлежать только им одним. Анна ничего не знала о нем, потому как ни разу не ездила с ним на охоту, но, возможно, завтра ей представится такая возможность.
    Они ехали около часа, но все это время Нат не забывал подогревать ее интереса к предстоящему, рассказывая ей о том, как вскоре завладеет ей. Ее ощущения дополнялись ласками, что он одаривал ее тело, поглаживая ее бедра, талию, грудь. Непрекращающиеся поцелуи в шею и мягкий ход коня просто заставили Анну стонать от удовольствия, но все это было лишь только началом.
    Вот и приехали, - сказал Натаниэль, когда они оказались возле небольшого охотничьего домика, - Его подготовили к нашему приезду сегодня утром, но сейчас в нем ни единой души, - произнес граф, а затем слез с лошади, привязав ту к дереву, и только затем помог слезть с нее Анне.

+1


Вы здесь » DORTON. Solemn Hour » АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЛЕГЕНДА » Beyond the point of no return


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC